Неожиданная встреча с русским сурдопедагогом

В Чили я посетила школу в Сантьяго, в столице страны. Она меня снова удивила! В Сантьяго я останавливалась у русской семьи. При посещении школы меня сопровождал Александр, глава семьи. Он на испанском говорил с директором, объясняя кто мы и что нам надо.

— Вы из России? — обрадованно спросила директор

— Да, из России — в третий раз подтвердили мы

— Минуточку…

И тут к нам выходит светловолосая женщина, на чистом русском представляется Еленой, и удивленно уточняет — действительно ли мы русские.

Какова вероятность встретить в Чили русского сурдопедагога? =) Мне точно везет.

Елена закончила все тот же московский МПГУ, вышла замуж за чилийца и после окончания университета переехала в Сантьяго. В Чили она подтвердила свой диплом и получила возможность работать по специальности. Кто знает про существование РУДН — университета дружбы народов в Москве, хорошо поймут эту ситуацию. В этом университете училось много иностранцев, для многих было бесплатное образование и общежития. В то время немало российских девушек переезжали за границу, выходя замуж. Мужчины гораздо реже переезжали, даже женившись на иностранках.

Нас были очень рады видеть =) На календаре был четверг, дети выходили с каникул только в понедельник. Поэтому нас пригласили посетить школу в начале следующей недели.

В Чили методы обучения детей с нарушением слуха также, как и в Панаме, сильно зависят от курса правительства. И все тоже меняется. Около восьми лет назад во всех школах господствовал устный метод. В школе, которую я посещала было также. Однако здесь сохранялась группа активистов, продвигающая и билингвизм. Таким образом, когда ребенок поступал в школу, он проходил обследование и вместе с родителями педагоги выбирали адекватный возможностям ученика образовательный маршрут и метод обучения.

Это была единственная школа в Чили, предлагавшая выбор.

С назначением нового директора и курса правительства на инклюзию, ситуация изменилась. Теперь в школе применяют только метод билингвизма. Все уроки, организационные моменты и общение происходят на жестовом языке, у детей активно развивают письменную испанскую речь. С одной стороны — это хорошо. С другой — для слабослышащих детей с маленькой потерей слуха хорошо было бы использовать и устный метод (подробнее о методах можно прочитать здесь).

При школе работает условный детский сад. С маленькими детьми (до трех лет) на занятия приходят родители несколько раз в неделю. С малышами проводят занятия, родителям объясняют, как заниматься с детьми дома самостоятельно. Дети с 3 до 6 лет посещают детский сад уже без родителей. Сад представляет собой просторную игровую комнату на первом этаже.
В школе больше нет уроков музыки и ритмики. Однако несколько раз в неделю каждый ребенок индивидуально занимается с логопедом. Порадовало то, что есть уроки жестового языка и культуры глухих. Это редкость в Латинской Америке. Интересно, что в расписании они обозначены как L1, а уроки испанского языка — как L2. То есть жестовый язык называется языком №1, а просто испанский язык — языком №2.

Также в школе есть уроки религии. Здесь преподают только католицизм. Но посещение уроков по желанию, поэтому их ставят в расписание последними. Кто не ходит — может идти домой или заниматься в библиотеке.

Интерната при школе нет. Родители платят за автобусы, которые каждый день отвозят ребенка в школу и привозят обратно. Все ученики живут в Сантьяго, в каждом крупном городе Чили есть специальная школа или отдельные классы в обычной школе.

Обучение занимает 12 лет. 8 лет начальной школы и 4 года старшей школы. Что удивительно, 8 лет ребята обучаются в специальной школе. А потом все, абсолютно все, переходят учиться в обычную школу и заканчивают ее. Это государственная программа интеграции. По такой схеме работают все специальные школы Чили. Под программу интеграции не попадают только дети с тяжелыми неврологическими заболеваниями.

Школы для интеграции тщательно выбираются. В основном, сотрудничество идет с тремя-четырьмя школами города. Это обусловлено тем, что при наличии 4-5 детей с нарушением слуха в школе, директор обязан нанять переводчика, который бы сопровождал их на каждом уроке. Если же в школе 1-2 ребенка, нанимать переводчика считается экономически невыгодным и тогда глухим детям приходится очень тяжело. Некоторые не выдерживают интеграцию и переходят на домашнее обучение. Кто-то адаптируется и остается. Сложно судить о плюсах и минусах… Для кого-то это возможно, нужно и правильно. Для кого-то — непосильная ноша.

В целом, школы стараются сделать все возможное, чтобы ребята адаптировались. Помимо помощи переводчика, с ними несколько раз в неделю проводятся дополнительные уроки. На них ученикам помогают разбираться со сложными для них моментами каждого урока, объясняют непонятное, помогают с домашними заданиями. С ребятами также работает школьный психолог.
Для учащихся специально подбираются школы, в которых параллельно урокам их обучают профессиям. Чаще всего это прикладные специальности — сантехник, электрик, плотник, медицинский помощник, швея.

До этого мне не приходилось сталкиваться с подобной системой, выглядит довольно интересно.

После окончания школы, все могут поступить в университет. Экзамены и в школе и в университете для всех одинаковые. Последние два года на экзаменах стал присутствовать помощник, который занимается переводом организационных моментов, пояснением заданий, помогает задавать вопросы экзаменаторам.

Каждый университет обязан предоставить переводчика жестового языка на весь период обучения студента. Переводчик сопровождает учащегося на всех парах, его работу оплачивает университет.

Операцию кохлеарной имплантации в Чили проводят. Государство оплачивает один имплант, очередь подходит быстро. Слуховые аппараты также предоставляются детям бесплатно. Реабилитации после операции почти нет, в школах используется жестовый язык. Поэтому несмотря на то, что ребенок слышит, в школе он замолкает. Нет необходимости использовать устную речь.

Наполняемость классов стандартная — от 6 до 8 человек. Немало ребят остаются на второй год, поэтому классы смешаны по возрасту. Даже сейчас диагностику слуха при рождении проводят только детям, состоящим в группе риска. Это те, у кого есть глухие родственники, те, кто был рожден раньше срока или те, мамы которых болели инфекционными заболеваниями во время беременности. Остальным диагностику не проводят и нередко глухоту выявляют только к 3-5 годам. Соответственно в школу такие дети поступают в 6 лет совсем без подготовки и адекватного возможностям ребенка обучения.

В целом, школа производит очень хорошее впечатление. Несмотря на постоянно изменяющуюся обстановку, учителя продолжают работать с прежней эффективностью в любых условиях. Порадовало отношение педагогов к детям, к своей профессии. И в целом атмосфера в школе очень положительная =)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *